Жемчуг: почки на КУЗИ

Кортикальный некроз трансплантанта на УЗИ

Пациенту 52 лет с четырехлетней историей терминальной почечной недостаточности, вторичной по отношению к системной красной волчанке (СКВ) с поражением почек, была проведена трансплантация почки от трупного донора.

Следует отметить, что в анамнезе он перенес трансплантацию сердца двумя десятилетиями ранее в результате сердечного поражения, вторичного по отношению к СКВ, а также множественной легочной эмболии, и на протяжении всей жизни находился на антикоагулянтной терапии.

В остром послеоперационном периоде уровень креатинина в сыворотке оставался высоким, у него была олигурия и гиперволемия, что свидетельствовало о задержке функции почечного трансплантата.

Учитывались наиболее вероятные различия — обструкция, компрессионный сбор, артериальный или венозный тромбоз и пиелонефрит — и исключались с помощью обычных серийных ультразвуковых исследований и нормальных маркеров воспаления.

Послеоперационные серийные УЗИ продемонстрировали ничем не примечательную кортико-мозговую дифференциацию и эхогенность паренхимы, цветная и энергетическая допплерография продемонстрировали явно хорошо перфузируемый, не закупоренный трансплантат.

Впоследствии УЗИ с контрастированием трансплантата почечного трансплантата выявило подкорковый край гипоперфузии в соответствии с кортикальным некрозом.

Оглядываясь назад, можно заметить, что на этом сайте в Power and Color Doppler можно увидеть очень тонкую границу изменения эхолокации, но КУЗИ делает это гораздо более заметным.

Магнитно-резонансная ангиограмма (МРА) показала низкий уровень коркового сигнала и отсутствие усиления коркового вещества после внутривенного введения гадинолиния, но отсутствие тромбоза или стеноза почечной артерии или вены (рис. 4 и 5).

Диагностика Корковый некроз трансплантата почки.

Почечный корковый некроз (RCN) является редкой причиной острой почечной недостаточности и возникает из-за значительного продолжительного снижения перфузии почечной артерии вследствие спазма сосудов, микрососудистого поражения или внутрисосудистого тромбоза.

Процесс обычно затрагивает мелкие внутрикортикальные сосуды, междольковые и афферентные артериолы.

Обычно дугообразные артерии сохраняются, хотя они также могут быть поражены.

Патогенез RCN до конца не изучен, хотя последний общий путь — это гипоперфузия микрососудов, вторичная по отношению к повреждению эндотелия.

Это может произойти во время беременности (например, при отслойке плаценты, предлежании плаценты или эклампсии), гемодинамическом шоке (из-за сепсиса, травмы, гиповолемии), диссеминированном внутрисосудистом свертывании, остром отторжении трансплантата и гемолитико-уремическом синдроме и различных других патологиях, которые может способствовать этим состояниям.

Клинические проявления обычно проявляются острой почечной недостаточностью в естественных почках или дисфункцией трансплантата, что проявляется болью в боку, гематурией, повышением креатинина, олигурией и гиперволемией.

Если не лечить или откладывать лечение, острая почечная недостаточность, вторичная по отношению к RCN, приводит к высокому уровню смертности.

RCN трудно оценить на обычном и допплеровском УЗИ, поскольку в этих режимах можно обнаруживать сигналы только от сосудов диаметром приблизительно до 1 мм.

КУЗИ имеет более высокую чувствительность и позволяет оценивать почечную микроциркуляцию, обнаруживая сигналы от сосудов диаметром порядка 100 мкм.

Как правило, в режиме B вся почка может быть опухшей с уменьшенным или отсутствующим периферическим потоком.

Индексы сопротивления могут быть повышены.

КТ и МРТ с контрастированием могут показать тонкий ободок усиливающейся субкапсулярной ткани («признак обода») из-за субкапсулярного коллатерального питания.

Низкий сигнал внутренней коры почек и столбцов Бертина можно увидеть на последовательностях T1 и T2.

В конечном итоге произойдет дистрофический кальциноз, но это поздний признак.

Однако как йодированные, так и гадолиниевые контрастные вещества могут быть потенциально опасными при почечной недостаточности, и в идеале их следует избегать.

Биопсия — золотой стандарт диагностики RCN. У нашего пациента биопсия трансплантата почки показала инфаркт коры, вторичный по отношению к тромботической микроангиопатии и тромбозу мелких сосудов.

Считалось, что причина тромботической микроангиопатии связана с комбинацией предрасполагающих факторов, включая СКВ, ранее продемонстрированную тенденцию к тромбоэмболии в дополнение к возможному острому отторжению.

Он прошел курс плазмафереза ​​и внутривенное введение иммуноглобулинов с последующим улучшением функции почек.

RCN является редкой, но важной причиной острой почечной недостаточности и дисфункции трансплантата и может создавать диагностические проблемы при использовании режима B и ультразвуковой допплерографии, что может быть нормальным.

У пациентов с подозрением на RCN следует рассмотреть возможность проведения УЗИ микропузырьков для ранней диагностики и последующего наблюдения.

Это безопасный, не нефротоксичный, недорогой и простой в использовании диагностический инструмент, который устраняет необходимость использования внутривенного йодсодержащего контраста, который может быть вредным при острой почечной недостаточности.

Гемангиома почки на КУЗИ

Женщина 66 лет безболезненной макрогематурией в течение нескольких месяцев.

Других симптомов со стороны МВП, лихорадки, потери веса, почечно-каменной болезни или травм не было.

В B-режиме четко очерченное округлое гиперэхогенное поражение в почке.

На КУЗИ в артериальной фазе периферическое усиление, затем центростремительный паттерн заполнения.

В венозной фазе поражение изоусиливается и контраст не вымывается.

комментарии 0
Оставить комментарий

Отправить ответ

wpDiscuz